Браво на атмосферното налягане!

День семнадцатый. София.

София — первый город в нашей экспедиции, в котором все окружающие картины и пейзажи очень знакомы — аляповатые современные жилые комплексы с дурацкими названиями, разбитые тротуары, хаос на дорогах, заброшенные советские здания, громадины советских правительственных зданий в центре города.

DSC_1744

DSC_1787

012c681351ca5bc1ad7b7b65b21bc26c20d33ce716

София напоминает Москву, Минск и еще десяток русских городов. Хотелось бы написать, что в Софии есть что-то европейское, но в действительности, несмотря на то, что здесь есть много мест, сделанных в модном европейском стиле — с деревянными столами, вегетарианскими сэндвичами и всем таким (в каждом городе, что мы были, есть как минимум одно такое место) — в действительности город производит очень неоднозначное впечатление, есть ощущение, что европейские места — это скорее веяние моды, чем результат некого внутреннего развития города.

DSC_1758

DSC_1756

DSC_1742

В Софии сложно найти место, в котором на фотографию не попал бы перекошенный столбик, валяющийся на асфальте знак, разбитые камни, криво торчащие канализационные люки. Из-за таких мелочей в городе чувствуешь себя неуютно. В отличие от Белграда, где его запущенность скорее следствие войны и потрясений 90-ых, в Софии кажется, что людям просто безразличен окружающий их город. Они привыкли к тому, что происходит вокруг них.

017c377becd1a4cab7b26ceb9a2f63fb28a362a87a

01b3ab962ae044ec68c3050d005793d3c3a4e4a227

017f6ed4b1aca94ed4f62e0678e0cfd7c73efe6304
София — первый город, в котором нас оштрафовали. Утром к нам зашел Коля с фотографией заблокированных колес. Мы пришли к машине — выяснилось, что в 8 утра (почти сразу после начала действия платной парковки) нам выписали штраф за неоплаченную парковку. Вскоре приехали двое молодых парней на небольшом каблучке и стали требовать 32 льва (около 16 евро). На все мои вопросы они показывали на часы и отвечали только — «32 льва». Оплатить парковку в Софии можно двумя способами — можно купить в любом ларьке похожий на лотерейный билет талон, в котором нужно закрашивать время и дату как на карточках по оплате мобильного в начале двухтысячных, либо отправить смс с болгарского номера, которого у нас не было, потому что мы приехали только за вечер до этого.

Мы записываем интервью с молодым парнем, который занимается своим небольшим журналистским проектом. Он говорит, что два его дедушки представляли противоположные лагеря: один был убежденным коммунистом, любил и продолжает любить Россию всей душой, другой — возможно, был двойным агентом и умер при странных обстоятельствах. Показывает нам модные болгарские журналы с переводными статьями Маши Гессен про Путина. Парень ругает чиновников, олигархов и местных политиков в том, что они мешают людям и его стране развиваться. Спрашиваю, стал бы он уезжать из страны, он отвечает —»У меня нет ни одного знакомого, который не задумывался бы об этом. Я тоже думал об этом, но у меня здесь девушка и мы планировали создавать семью в Болгарии. Но в последнее время мы подумываем о том, чтобы все-таки уехать из Болгарии».
DSC_1774
«Куда же мы все просрали?» — вопрошает простой рабочий в музее социалистического искусства. Нет ответа.       DSC_1805

Through the mountains

День шестнадцатый. Белград — София.

Во всех городах, что мы проезжали до Белграда, было что-то общее. Даже Будапешт с его многоэтажками и легкой ветхостью, в целом, произвел впечатление интересного европейского города.

Сейчас сложно делать выводы о том, что изменилось за последние 25 лет в тех странах и городах, которые мы проехали, наверное, лучше заняться этим после завершения экспедиции, но по каким-то интуитивным ощущениям кажется, что истоки всех процессов, происходящих в каждой стране, уходят корнями намного дальше советского периода. В большинстве стран следов советского прошлого уже не осталось, а то, что еще сохранилось — руины, лишенные символического смысла, который был в них когда-то.

Белград — первый город в нашем путешествии, который кардинально отличается от всего, что было до этого. Белград и, возможно, страны бывшей Югославии, требуют отдельного большого путешествия. Кажется, что это отдельный мир, который живет по своим правилам.

В Белграде очень тепло — почти +20 градусов. Ярко светит солнце и огромные платаны кругом укрывают машины своими ветками. Мы находим наши жигули под одним из таких роскошных платанов, а вместе с ними и штраф на парковку. Рядом стоит добродушный дядечка. Говорим ему, что сейчас уже уезжаем. Он переспрашивает и махает рукой: «Вы уезжаете уже сегодня? Ну тогда ладно, можете выкинуть этот штраф, раз такое дело»

DSC_1664

Ехать до Софии примерно 400 километров, мы едем довольно быстро и уже через несколько часов доезжаем до границы с Болгарией. Чем ближе мы подъезжаем в Болгарии, тем крупнее и яснее из-за горизонта выступают огромные массивы гор.
Граница с Болгарией находится за одной из таких гор, в Софию мы едем по горной дороге вдоль речки, проезжая по ущелью через множество небольших туннелей. Красиво.

DSC_1690

DSC_1699

DSC_1714

Солнце садится где-то за горой. По привычке включаем кантри. Кажется, что едем где-то на Диком Западе. Уже на закате подъезжаем к границе. «Кто шофер?» — спрашивает сербский пограничник — я указываю пальцем на себя. Нам говорили, что болгарскую границу будет тяжело пройти без небольшой взятки, проходим пограничный контроль без границ, таможенник, расставив важно ноги, начинает что-то говорить по-болгарски, я отвечаю ему по-английски, он удивленно отходит от машины, смотрит на номера, понимает, что к чему и говорит, чтобы мы ехали дальше.

DSC_1737

DSC_1735

DSC_1730

Интересно наблюдать разницу между странами именно на границе. На болгарской границе кажется, что мы заехали в какую-то весьма отсталую, аграрную страну. Впервые за всю поездку заезжаем на русскую заправку — в отделе книг я нахожу только книги про «Масонский код на Болгарское возрождение».
Интересно, чем обусловлен такой выбор литературы.
01138c66aa0d5a15ab1aa89c2f7336823a90ef05e9
Коля в этот день тоже выехал из Тесалоников, чтобы встретиться с нами уже в Софии. Нам приходит смска, что его остановили на границе и ему пришлось рассказывать пограничникам про новые законы, согласно которым он имеет право въехать в страну. Пограничники соглашаются, и Коля тоже успешно проезжает в Болгарию.

Заезжаем в Софию уже в темноте. На окраинах проглядывают типовые, советские многоэтажки, вдоль дороги аляповатые автомойки, шиномонтажки, магазинчики и весь тот набор странных мест, которые встречаются на въезде в любой русский город. Кажется, что мы въезжаем в Москву, надписи на кириллице усиливают впечатление.

Останавливаемся в центре города, чтобы найти вай-фай и связаться с парнем по имени Макс, у которого мы должны остановиться сегодня. Выходим из машины и пытаемся понять, что это вообще за город такой, София. Понять очень трудно. Заходим в центральный торговый центр, который выглядит как провинциальный рынок с крышей.

DSC_1739

Макс ждет нас на концерте, едем к нему. Наконец, уже поздно ночью, едем вшестером на Жигулях домой. Макс приехал учиться из Лейпцига по программе Эразмус. «До сих пор не могу понять, как вообще так произошло, что я выбрал Софию» — говорит Макс по дороге.

Лейпциг и Дрезден

В Лейпциге оказалось очень мило и мы посетили кирху, где работал Бах. В Дрездене было угрюмо, мы побывали на двух митингах (за и против мигрантов) и с меня взяли 2,5 евро за чашку горячей воды в кафе. Кароч, в Дрездене мне не понравилось, езжайте лучше в Лейпциг, друзья. В любом случае мне было уже скверно и стемнело, поэтому снимков мало.

Лейпциг

Дрезден

Берлин №3

Так. Мне слегка получше и я попробую понемногу отдать долги. Последний (крайний) день в Берлине — посещение барахолки и музея террора и отъезд на следующее утро от Бранденбургских ворот, Эльба.