За день до окончания

Друзья, завтра — последний день нашей экспедиции.
Завтра в 8 утра мы выедем из Киева и направимся прямиком в Москву.
Если вы не придумали себе планов на вечер, не знаете, чем себя занять, заскучали в снежной и холодной Москве, приходите на историческую встречу с нашей невероятной командой — мы приедем к Театру Эстрады, что на Берсеневская набережной, дом 20/2. Никто точно не знает, во сколько мы там будем, но, думаю, что-то около 21. С русской границы у нас заработает онлайн-треккинг в прямом эфире.
Поэтому вы точно будете знать, где мы, и не ошибетесь со временем.
Мы будем очень рады всех видеть.
До встречи в Москве.

DSC_2309

Будапешт и Белград

В Будапешт я приехал из Праги (оттуда, увы, не осталось снимков), где оставался лечиться (спасибо, Вадим, за всё), на автобусе (8 часов оказалось ехать), и попросил ребят встретить меня в надежде, что моё тельце отвезут в тёплое место и я как-то смогу ещё прийти в себя. Но не тут-то было: «Мы едем в центр, нужно кое-что снять» — тут я понял, что сопротивление бесполезно. В то же время очень круто, что мне удалось увидеть хотя бы кое-что в этом удивительном городе, обязательно постараюсь вернуться туда ещё. (Наташа, спасибо за участие и поддержку!)

В Белграде было интересно. Нас свозили на съёмку кино и был телемост в крутом кафе. Когда я зашёл с подъезд, находяшийся на одном из пролётов широкой лестницы, ведущей на мост, я подумал, что тут не может быть никакой жизни: грязь, разбитые окна, запах растворителя, никого нет. Но ребята сверху крикнули «поднимайся на второй этаж» и когда я доплёлся до второго этажа и вошёл в дверь, то не поверил своим глазам, чистое и уютное кафе, полное людей, без каких-либо признаков тлена. Волшебство. Там мы провели телемост, и я отведал вкуснейшего тыквенного супа, это было очень кстати.

Страна цыган

День двадцатый.
Как мы ехали из Софии в Бухарест.
Утром мы едем к консулу за визой для Коли.
Все складывается чрезвычайно удачно — мы можем выезжать в Румынию.
Нам нужно успеть на паром через Дунай в 16:00, иначе нам придется до вечера ждать другой и ехать в Бухарест ночью.
Выезжаем из Софии — все улыбаются и не верят, что мы наконец-то покинули ее.

DSC_2075
Нас провожают горы, многоэтажки и странного вида торговые центры.
Проезжаем через невероятной красоты горы. Вскоре пейзаж начинается меняться — вокруг появляется все больше полей и мелких бедных деревушек. А вместо машин все чаще встречаются телеги с цыганами.

DSC_2063

DSC_2039

DSC_2011
Едем без остановок до парома, в 15:50 подъезжаем к границе Болгарии. Быстро проходим паспортный контроль и заезжаем на корабль.
С нами еще около 5 машин с болгарскими и румынскими номерами, все смотрят на нашу машину и улыбаются.

DSC_2088

DSC_2092
Переплываем из Болгарии в Румынию.

DSC_2112
На Румынской границе начинается представление румынских пограничников под названием «Крутые копы на страже румынской границы», которое сменяется другим — «Румынский таможенник, который обсчитал меня в пять раз»
Про Румынию до этой поездки никто из нас не знал ровным счетом ничего. Румыния оставалась самым загадочным местом из всех — ни у кого здесь не было никаких знакомых, друзей, единственное, что мы знали о Румынии — что там живут цыгане и дракула.
В Румынию мы проезжаем уже на закате. Последние лучи солнца освещают поля по обе стороны дороги, пока не исчезают совсем.
До Бухареста едем в темноте, иногда за окнами мелькают огни мелких деревень с цыганскими дворцами и вереницей странных мест с неоновыми вывесками.

DSC_2131

DSC_2124
Около восьми часов вечера приезжаем в Бухарест.
Бухарест напоминает мне советскую Барселону — тепло, везде много деревьев, широкие проспекты и красивые здания, соседствующие с типовой советской застройкой.

DSC_2148

DSC_2142
В Бухаресте мы встречаемся с усатым румыном, похожим на мушкетера, которого зовут Жак. Жак вырос в городе на границе с Украиной, у него русская мама, которая поет в старообрядческом хоре.
Жак рассказывает, что Бухарест считался маленьким Парижем (эту историю пересказывают все).
Мы разговариваем с ним про прошедшую недавно мини-революцию, про то, что происходит в Румынии и про много-много чего еще. Жак говорит, что не собирается уезжать из Румынии, потому что ему нравится жить в своей стране.

DSC_2176

DSC_2183
Жак играет нам на прощание на саксофоне. Я забываю у него свою кепку (и уезжаю без нее в Кишинев).
В Бухарест стоит приехать еще раз.

По ту сторону

Не смотря на выраженную политическую активность, в Кишинёве спокойно. Макдональдс работает до четырёх утра, вайфай по-прежнему бесплатный. Жизнь продолжается.

DSC_2699

DSC_2694

Семья у которой мы должны остановиться, ушла в глубокое подполье. Не отвечая ни по телефон, ни в социальных сетях. Даже домофон гудел в безлюдном дворе впустую.

Едем в наспех найденный хостел. Очень холодно. Хостел выдаёт только секретный знак и табличка, которую заметили только утром. Калитка во дворах Кишинёва открывает нам путь к долгожданной постели. Последнее условие — переобуться в многоразовые тапочки, видавших не одну сотню постояльцев. К четырём часам без сил засыпаем.

DSC_2679

DSC_2680

DSC_2678

 

 

Просыпаемся в восемь утра, оставаясь глухи к стонам уставшего организма. Совсем забыли проанонсировать нашу сегодняшнюю цель – во второй раз мы направимся в сторону украинской границы. Переезд Кишинёв – Харьков займёт порядка 12 часов, поэтому в девять мы в машине. Прорвавшая информационную блокаду семья приглашает на завтрак, к сожалению, нет и минуты лишней. Планируем проехать украинскую часть маршрута до темноты. Зато оставляем завтракать Федю. Он не указан в нашем приглашении, поэтому сегодня вечером улетает в Москву из Кишинёва.

DSC_2688

DSC_2707

Коле завтра вечером необходимо быть в москве. Сходимся во мнение, что третий подряд переезд после ночи в Харькове будет непосильным. Поэтому сегдоня в одиннадцать он уедет на вечернем поезде с харьковского вокзала.

Время поджимает. До границы около часа. Серое небо, пустыри и вороньи стаи.

DSC_2708

Дальше — виноградники, виноградники, виноградники.

DSC_2726

Проезжаем неизвестно откуда взявшийся здесь знак «Стоп», граница должна быть в два раза дальше. На всякий случай снижаем скорость. На обочине появляются вооружённые люди в камуфляже. Едем максимально медленно. Неподалёку стоит БТР. Наличие на нём российского флага немного снижает возникшее напряжение. Голубые линии на касках и повязки «МС» подталкивают к неожиданному выводу. Дело в том, что маршрут предполагал непосредственный переезд с территории Молдавии на территорию Украины, без участия буферных зон.

Ближайший паспортный контроль подтверждает наши предположения: мы в Приднестровье.

Дальше, что называется, канитель. Помимо стандартного паспортного контроля, необходимо оформлять новую страховку, европейская здесь не действует. На каждого человека — завести миграционную карту. А машину проверяли, как не проверяли ни на одной границе. Достали все рюкзаки, все открыли и проверили содержимое. Осмотрели багажник, пространство под капотом, салон, бардачок и тот открыли. Детальнейший досмотр длился минут двадцать пять, прежде чем нас пропустили к украинскому блок-посту…

У первого шлагбаума нам протягивают обходной лист со скептическим «удачи».

Мужчина похожий на сотрудника спецслужбы в чёрном боевом обмундировании снимает на камеру салон, номера, содержимое багажника. Пока Митя уходит для очередного разговора в закрытое помещение, общаемся с пограничником. Он долгое время жил в России, говорит, что нам уже дали добро, и по приглашению без проблем пропускают. Правда, не помнит, что бы приезжали со стороны Молдавии. Слышим как в паспорта ставятся проездные штампы.
Митя возвращается не говоря ни слова. В полной тишине движемся к выезду с приграничной территории. Отдаём обходной лист на последнем шлагбауме.

Продолжаем молча ехать метров сто.

DSC_2718

Наконец кричим, не скрывая эмоций. Мы на Украине!

То самое близкое к эйфории чувство. Восемнадцатичасовой автостоп ребят, постоянные совещания с друзьями, проехавшая с нами через пол-европы доверенность, все наши усилия не пропали даром.
Через пару минут нас возвращает на землю качество дороги, если её можно так назвать. Скорее это совокупность лунных кратеров объединённых общим направлением. По-началу даже пытаемся давать имена особо выделяющимся.

За окнами – степные пейзажи. Угольно чёрные отрезки перепаханной земли разбавляют редкие леса. Вдоль обочин – заросли облетевшего терновника с крупными насыщенно-синими ягодами.

DSC_2733

DSC_2728

На двести километров одна подозрительная заправка, не принимающая карты и одна деревня из пяти домов с тоскующими советским тракторами.

Странный глухой жующий звук заставляет остановиться. Левое переднее колесо стоит на ободе, ещё и погнутом к тому же. Секунда, и мы уже слаженная питстоп-команда. Далека на запаске не уехать, возвращаемся и сворачиваем к населённому пункту «Первомайский».
Город забытый во времени, десятки которых разбросаны по нашей стране. С детства знакомые вывески: «Стекляшка», «Машенька», «Берёзка». Каждая вторая машина — Жигули или Москвич, экзотичность нашего образа молниеносно исчезает.

Ребята из шиномонтажа оперативно исправляют обод и ставят прежнее колесо. На ближайшей заправочной станции разживаемся топливом.
В этот момент перед нами встаёт непростой вопрос о дальнейшем направлении движения. Харьков, где нас ждут, или Киев, который ближе и где пока негде ночевать. Обсуждаем долго, останавливаемся на Киеве. Темнеет, а дорога до Харькова дольше и слишком разбита. Риск неоправданно велик. На поезд Коля не успевает.

Сзади сигналят дальним светом, через мгновение включаются синие проблесковые маячки. Украинская полиция. Приднестровские пограничник рассказывали как под Киевом останавливают русских и требуют от пяти до двадцати пяти тысяч, иначе угрожают депортировать.

Митя возвращается без водительских прав. Вменяют превышение скорости аж на пятьдесят километров в час. Едем вслед за полицейскими.

Через десять минут их автомобиль включает правый сигнал поворота и паркуется без всякой причины. Митя идёт обратно, крепко сжимая в правой руке права. Простили. Просили не нарушать больше.
Останавливаемся на ребрендированной заправке, когда-то носившей имя Газпрома. Первая за день возможность перекусить, умыться, перевести дух. Коля находит ночной поезд до Москвы с отправлением из Киева в час. Руки до сих пор словно в саже после смены колеса и остальных приключений. Серьёзные, уставшие лица. Кишинёв покидали быстро, ни еды, ни воды с собой не захватили. Молча едим, не тратя лишние силы на разговоры. До Киева около двух часов. Сейчас даже это слишком долго.

Следующая остановка через час – полная копия предыдущей заправочной станции. Стараемся оперативно обновлять трекер.
Начинается озноб, переодеться в тёплые вещи не успели. Красные от недостатка сна глаза вырывают из темноты первые дома и городские постройки.

Мы в Киеве. На часах – без пятнадцати одиннадцать. Без шуток, это было трудно.

DSC_2751

DSC_2752