Большая встреча

Друзья.
Мы хотели написать это еще неделю назад — но в силу разнообразных причин (зима, дела, холода) и сразившей нашу команду к концу поездки простуды, нам пришлось перенести этот торжественный пост на сегодня.
Все, кто помогал нам финансово, информационно и морально. Все, кто читал наши записки и смотрел видео о нашем путешествии. Приходите к нам в гости.
4 декабря, то есть в эту пятницу, в 20:00 в Циферблате на Покровке мы устраиваем большую вечеринку, посвященную нашей экспедиции по ОВД.
Что же будет?DSC_2075
Мы соберемся всей командой, приготовим вкусной еды, наполним наши чайники вкуснейшим чаем, чтобы рассказать вам о том, как проехать на Жигулях 7000 км и не сломаться, успеть снять кино, познакомиться с множеством людей, проехать на Украину и не остаться там без машины и колеса, найти, где бесплатно жить в путешествии, чтобы не спать в Жигулях, как осуществить мечту и много-много чего еще.
А еще мы ответим (или хотя бы постараемся) на все самые важные вопросы, которые остались после путешествия:
— что же будет с Жигулями?
— когда же можно будет посмотреть фильм? и будет ли фильм?
— что же вы в итоге поняли и увидели?
— что же будет дальше?
Возможно, это единственная возможность узнать о результатах нашей экспедиции до выхода фильма. Кстати, на этой же встрече, если сложатся звезды, мы посмотрим первый трейлер.
Будем очень рады всех видеть.
До встречи.

P.S. Ссылка на встречу здесь. Отмечайтесь, пожалуйста!

Всё получилось!

Очень многие до начала экспедиции спрашивали меня:
— уверен ли ты, что соберешь деньги?
— уверен ли ты, что Жигули вообще доедут?
— уверен ли ты, что надо ехать на Украину?
Единственное, что я мог ответить на все эти вопросы, было (во всех случаях) — нет.
У меня не было знакомых и друзей, которые делали что-то похожее, кто мог бы поделиться своим опытом и сказать, как и что лучше сделать. Глупо говорить, что ты уверен во всем — когда из всех людей я, возможно, был самым неуверенным из всех. Но мне всегда очень любопытно пробовать. Ведь не попробовав что-то, не узнаешь, как это устроено и работает на самом деле, и даже самый опытный специалист никогда не предскажет, как все будет на самом деле.
До экспедиции я предупреждал всю команду, что, скорее всего, где-нибудь Жигули сломаются. Никто не мог точно сказать, что именно это будет, но почти все профессиональные автомобилисты, с которыми я разговаривал, говорили мне об этом. Один из них, узнав, что у нас нет ничего из запчастей, пришел в ужас и прислал мне список запчастей на лист А4. К слову, ничего из этого списка нам так и не понадобилось.
Перед проездом на Украину таможенник из Приднестровья 20 минут рассказывал мне про то, что все украинцы «контуженные и зомбированные» и что «к черту ездить по Украине, моя дочь поехала сюда из Петербурга две недели назад и отдала 25000 гаишникам, чтобы проехать. И украинские таможенники — самые контуженные из всех, вас сейчас еще два часа будут досматривать». Надо ли говорить, что на приднестровской границе нас досматривали раза в 3 дольше, чем на украинской, и что мы не отдали ни копейки ни одному гаишнику, чтобы проехать по Украине.
На кишиневской границе к нам подошел мужичок, который стал рассказывать, что на Украине могут оставить без машины, если машина хорошая, но нам может повезти, потому что Жигули никому не нужны. Естественно, за все время пребывания на Украине, мы не столкнулись ни с одним случаем проявления агрессии (даже в маленьком городке на западной Украине).
И вот, через месяц после моего первого поста об экспедиции, через 24 дня и 7000 км за рулем, я могу с уверенностью написать, что все получилось именно так, как мы задумывали.
Спасибо всем, кто поддержал нашу экспедицию — вы невероятны, именно благодаря вам эта экспедиция состоялась. Каждый день в экспедиции я думал о том, что мы не можем тратить время впустую и должны успевать больше, чем возможно, потому что потом нам нужно будет рассказать всем вам, что же мы успели сделать за эти 24 дня. Каждый день мы устраивали мини-офис в случайных местах — усиленно работая по 3-4 часа — выкладывая посты, картинки, монтируя видео и планируя дальнейшую поездку.
Суммарно мы собрали 100660 рублей. Если вычесть из этой суммы комиссия бумстартера, получится что-то около 89000 рублей. Этой суммы не хватило на то, чтобы покрыть все экспедиционные расходы (большую часть которых составили, естественно, платные дороги и расходы на бензин, почти во всех городах мы жили бесплатно), но ее оказалось достаточно, чтобы нам успешно добраться до конца. Спасибо огромное всем вам еще раз.
Несколько слов о команде — ребята, вы супер. Я горжусь тем, что у меня была такая крутая команда. Все вы настолько разные, но каждый из вас, тем не менее, чрезвычайно интересен, каждый раскрылся для меня с новой стороны после экспедиции, с каждым я с удовольствием могу говорить часами о чем угодно. Мне кажется, в экспедиции у нас была настоящая команда — много раз у нас были критические ситуации, когда хотелось разругаться, не разговаривать, бросить все, но каждый раз все сплачивались, находили совместные решения, пытались помочь другому, и все вместе ехали дальше ради одной большой цели. Такая команда — это большая редкость. Экспедиция удалась только благодаря вам.
Если меня сейчас спросят: возможно ли повторить что-то подобное еще раз?
Я отвечу — все возможно, если вы искренне верите в это.

P.S. Мы обязательно устроим большой вечер, посвященный нашей экспедиции, я напишу об этом в ближайшее время.

За день до окончания

Друзья, завтра — последний день нашей экспедиции.
Завтра в 8 утра мы выедем из Киева и направимся прямиком в Москву.
Если вы не придумали себе планов на вечер, не знаете, чем себя занять, заскучали в снежной и холодной Москве, приходите на историческую встречу с нашей невероятной командой — мы приедем к Театру Эстрады, что на Берсеневская набережной, дом 20/2. Никто точно не знает, во сколько мы там будем, но, думаю, что-то около 21. С русской границы у нас заработает онлайн-треккинг в прямом эфире.
Поэтому вы точно будете знать, где мы, и не ошибетесь со временем.
Мы будем очень рады всех видеть.
До встречи в Москве.

DSC_2309

Страна цыган

День двадцатый.
Как мы ехали из Софии в Бухарест.
Утром мы едем к консулу за визой для Коли.
Все складывается чрезвычайно удачно — мы можем выезжать в Румынию.
Нам нужно успеть на паром через Дунай в 16:00, иначе нам придется до вечера ждать другой и ехать в Бухарест ночью.
Выезжаем из Софии — все улыбаются и не верят, что мы наконец-то покинули ее.

DSC_2075
Нас провожают горы, многоэтажки и странного вида торговые центры.
Проезжаем через невероятной красоты горы. Вскоре пейзаж начинается меняться — вокруг появляется все больше полей и мелких бедных деревушек. А вместо машин все чаще встречаются телеги с цыганами.

DSC_2063

DSC_2039

DSC_2011
Едем без остановок до парома, в 15:50 подъезжаем к границе Болгарии. Быстро проходим паспортный контроль и заезжаем на корабль.
С нами еще около 5 машин с болгарскими и румынскими номерами, все смотрят на нашу машину и улыбаются.

DSC_2088

DSC_2092
Переплываем из Болгарии в Румынию.

DSC_2112
На Румынской границе начинается представление румынских пограничников под названием «Крутые копы на страже румынской границы», которое сменяется другим — «Румынский таможенник, который обсчитал меня в пять раз»
Про Румынию до этой поездки никто из нас не знал ровным счетом ничего. Румыния оставалась самым загадочным местом из всех — ни у кого здесь не было никаких знакомых, друзей, единственное, что мы знали о Румынии — что там живут цыгане и дракула.
В Румынию мы проезжаем уже на закате. Последние лучи солнца освещают поля по обе стороны дороги, пока не исчезают совсем.
До Бухареста едем в темноте, иногда за окнами мелькают огни мелких деревень с цыганскими дворцами и вереницей странных мест с неоновыми вывесками.

DSC_2131

DSC_2124
Около восьми часов вечера приезжаем в Бухарест.
Бухарест напоминает мне советскую Барселону — тепло, везде много деревьев, широкие проспекты и красивые здания, соседствующие с типовой советской застройкой.

DSC_2148

DSC_2142
В Бухаресте мы встречаемся с усатым румыном, похожим на мушкетера, которого зовут Жак. Жак вырос в городе на границе с Украиной, у него русская мама, которая поет в старообрядческом хоре.
Жак рассказывает, что Бухарест считался маленьким Парижем (эту историю пересказывают все).
Мы разговариваем с ним про прошедшую недавно мини-революцию, про то, что происходит в Румынии и про много-много чего еще. Жак говорит, что не собирается уезжать из Румынии, потому что ему нравится жить в своей стране.

DSC_2176

DSC_2183
Жак играет нам на прощание на саксофоне. Я забываю у него свою кепку (и уезжаю без нее в Кишинев).
В Бухарест стоит приехать еще раз.

There is a light that never goes out

Друзья, последние новости.
Так уж получилось, что в последние два дня я был вне какого-либо доступа в интернет.
Еще вчера мы были в Бухаресте.
Этот пост я пишу с газпромовской заправки, логотип которой похож на непонятную закорючку и привычное Gazprom заменено на «Luxwen». Своеобразный камуфляж.
Играет «Русское радио. Украина»

Мы в 100 км от Киева. Сегодня мы въехали на территорию Украины. Нас пропустили.

Без Украины у нас бы ничего не получилось — наша сердце оборвалось бы на середине, и все 6000 км, которые мы проехали до этого, ничего бы не значили.
Спасибо еще раз, Влад и Маша, без доверенности, которую вы везли нам тогда столько часов, ничего бы сегодня не получилось.

Мы ехали к нашим друзьям в Харьков, но кое-что пошло не так.

Таких дорог, как на Украине, я не видел нигде. Даже румынские дороги, где нашими попутчиками были (без шуток) цыгане, везущий хворост на телегах, были в десять раз лучше.

За те 100 километров, что мы успели проехать, мы ввели целую терминологию для геологических исследований асфальта — тектонический сдвиг асфальта, метеоритный разлом, кратерные пятна. Больше всего дорога до Харькова напоминала ралли на выживание, где нужно было успевать уворачиваться от лежачих полицейских и кратеров, естественным образом образовавшихся там, где когда-то была дорога.

В какой-то момент Жигули так сильно подпрыгивали над землей, что мы подлетали в креслах.

Довольно скоро у нас погнулся диск и колесо превратилось в мягкий кусок резины. Перспектива остаться ночевать в безлюдной степи, где на 100 километров нет ни одной заправки, не радовала абсолютно.
Мы свернули в город Первомайск, где нам, к счастью, довольно быстро все починили.
Ехать дальше в Харьков означало завершить свой путь в полной темноте в степи в кювете с надписью «Wasted» посреди экрана.
Мы развернулись и поехали в Киев.
Простите, добрые и любимые друзья из Харькова, что мы так до вас и не добрались.

Потом нас остановили полицейские, чтобы лишить меня водительского удостоверения. Я поговорил с ними по душам, объяснил ситуацию, рассказал про путешествие — ничего не получилось. Мы поехали к посту ДПС, чтобы все оформить, но прямо у разворота полицейские остановились. Я сел к ним в машину и они спросили: «Больше не будете нарушать?» — «Не будем» — «Ну, тогда езжайте». И отдали удостоверение.

Ехать до Киева один час. Я не знаю, что еще может произойти за сегодня, но я уверен, что нет ничего невозможного.

Южный парк

Девятнадцатый день. София, детали.

После критического поста про Софию, я почувствовал, что, возможно, город заслуживает похвалы, и я не увидел чего-то, о чем стоило бы рассказать, и что представило бы город с лучшей стороны.

 

Весь день мы записывали  интервью, а я пытался найти в городе что-то хорошее.

В Софии стоит очень теплая погода, за окном — небольшой парк, очень зелено и свежо.

0184b5b189a55bc9c87b47aad4cfa37e68a5a903f2

Идем гулять в Южный парк (он правда так называется) Чувствую себя в родных Кузьминках. Горы на фоне напоминают, что я в Софии.

01e9bf4fd0b1e6703a2143b5abe3205c18400e5f05

Парковка рядом с парком. Обычный жилой квартал (почти престижный) 01a06d1b56d3449a2fbd8bf78ecdc8157b8047081d

015a39d430633fa2dc59d64da49f4a8f10d7fe9eb4

Площадь рядом с национальным театром. Здесь собираются художники, режиссеры, писатели, актеры. Самое главное тусовое место в Софии.

 

018e7647c88a7a320a270fc58c670caeeed64154b5

Центр Софии выглядит примерно так —

 

012069c5e3ae97dd755601c67e7a5c44c3a83334e7

019d1e5b3593e2434c6940388564cef8eea275af5d

01929c9674edd057a856b4c1ab63bca2e604ee2b33

Советская газета — ровесница моих Жигулей, из-за которой я чуть не подрался с хозяином кафе (я не понял, что ее нельзя взять с собой).

01dcbddb2ee7eef899e886a1c9256714cbbde5b316

«Изпълнен е планът за развитието на Москва» — заметка про то, что Москва установила план по своему развитию с 76-го по 80-й год.

В центре города повсюду вот такие будки, доставшиеся в наследство от советского союза, в которых правда сидят полицейские и смотрят на дорогу.

018acf1fb93d993dfa31628267ee6341062f96f99d

Самый интересный случай в Софии. Дедушке в соседнем подъезде стало плохо, приехали пожарные, скорая и полицейские и в восьмером попытались донести его до скорой помощи. Ножки у каталки заклинило, поэтому так ничего и не получилось.

01a2dace5e10d66a86e836ca6a739828e5b2cc48d8

Вечером мы устраиваем большой праздничный ужин с хозяином квартиры и его друзьями. Все вместе смотрим кино. Завтра уезжаем из Софии.

Где-то

День восемнадцатый. По-прежнему София.

Еще вчера мы попытались попасть к консулу, чтобы получить визу, но все было закрыто, поэтому мы заранее постарались продумать все возможные варианты с Колей. Самым реалистичным вариантом нам казался тот, когда мы подадим консулу документы в среду, а получим паспорт с визой в пятницу.
В 9 утра мы подъехали к румынскому консульству. Коля отправился разговаривать с консулом. Как рассказывает Коля, дальше все обстояло так. Примерно час после начала работы консульства из какого-то кабинета выскочил как ошпаренный консул в помятом костюме и стал быстро разговаривать со всеми, кто успел подойти за это время в консульство. Потом он подошел к Коле и спросил, что у него. Коля рассказал, консул ответил, что ничего нельзя сделать.
Коля подождал еще пять минут и подошел еще раз: «Мне все-таки надо получить визу, извините». Консул подумал еще раз и сказал: «Ну давай попробуем, подходи в пятницу в 14:00 за визой» — «Нет, это слишком поздно, нам нужно уезжать, давайте в 10:00» — «Хорошо».
Одна из работниц консульства сказала Коля на выходе: «Мы могли бы сделать и сегодня. Но у нас сломан компьютер.»
Наш реалистичный план воплотился в точности как мы задумывали.
У нас высвободились два дня. Такого не было за все путешествие. Распоряжаться неожиданной выпавшей нам свободой оказалось очень трудно. Что бы мы не придумали, казалось, что мы теряем и тратим время впустую.
София паутиной своих улиц подбирается прямо к подножью горного массива под смешным названием Витоша. Мы решили отправиться туда вшестером вместе с Максом, у которого мы живем.     DSC_1900
С большим трудом мы поднялись по клокочущей брусчатке к старому монастырю в самом начале горной дороги. Я чувствовал, как с каждым метром подъема в наших Жигулях умирает по одной лошадиной силе. Стало ясно — либо мы разделяемся и кто-то идет пешком, либо экспедиция заканчивается в горах.

DSC_1886
Ребята берут в руки палки и начинают подниматься в гору, мы с Федей едем на машине искать плато, чтобы потом по очереди забрать ребят туда. Едем. Петляющая дорога, которая вот-вот должна была закончиться, продолжается пятнадцать, потом двадцать, потом тридцать минут. «Через пару часов ребята дойдут до нас» — говорю я Феде.

DSC_1906
Темнеет.

DSC_1930
Мы поднимаемся на высоту двух километров. Вокруг кромешная темнота, на противоположной стороне дороги сидят цыгане и поют песни у костра. Дорога все еще не заканчивается.
«Кажется, пора возвращаться»
Мы спускаемся за ребятами. Они радостно идут к нам.
Разводим костер на вершине горы с видом на ночную Софию и устраиваем небольшой пикник. Федя играет на трубе. Дует сильный ветер. Угли от тлеющего костра разлетаются по окрестностям, образуя замысловатые фигуры. «Это звезды отражаются на земле» — говорит Саша.

DSC_1941

DSC_1936
Стремительно спускаемся вниз, ребята с ужасом смотрят на дорогу. Наконец, брусчатка заканчивается и машина начинает ехать так плавно, что, кажется, что мы летим в космосе. Мои ощущения совпадают с Сашиными: «Мы на космическом корабле!» — кричит она откуда-то сзади. Хороший вечер.

DSC_1951

Браво на атмосферното налягане!

День семнадцатый. София.

София — первый город в нашей экспедиции, в котором все окружающие картины и пейзажи очень знакомы — аляповатые современные жилые комплексы с дурацкими названиями, разбитые тротуары, хаос на дорогах, заброшенные советские здания, громадины советских правительственных зданий в центре города.

DSC_1744

DSC_1787

012c681351ca5bc1ad7b7b65b21bc26c20d33ce716

София напоминает Москву, Минск и еще десяток русских городов. Хотелось бы написать, что в Софии есть что-то европейское, но в действительности, несмотря на то, что здесь есть много мест, сделанных в модном европейском стиле — с деревянными столами, вегетарианскими сэндвичами и всем таким (в каждом городе, что мы были, есть как минимум одно такое место) — в действительности город производит очень неоднозначное впечатление, есть ощущение, что европейские места — это скорее веяние моды, чем результат некого внутреннего развития города.

DSC_1758

DSC_1756

DSC_1742

В Софии сложно найти место, в котором на фотографию не попал бы перекошенный столбик, валяющийся на асфальте знак, разбитые камни, криво торчащие канализационные люки. Из-за таких мелочей в городе чувствуешь себя неуютно. В отличие от Белграда, где его запущенность скорее следствие войны и потрясений 90-ых, в Софии кажется, что людям просто безразличен окружающий их город. Они привыкли к тому, что происходит вокруг них.

017c377becd1a4cab7b26ceb9a2f63fb28a362a87a

01b3ab962ae044ec68c3050d005793d3c3a4e4a227

017f6ed4b1aca94ed4f62e0678e0cfd7c73efe6304
София — первый город, в котором нас оштрафовали. Утром к нам зашел Коля с фотографией заблокированных колес. Мы пришли к машине — выяснилось, что в 8 утра (почти сразу после начала действия платной парковки) нам выписали штраф за неоплаченную парковку. Вскоре приехали двое молодых парней на небольшом каблучке и стали требовать 32 льва (около 16 евро). На все мои вопросы они показывали на часы и отвечали только — «32 льва». Оплатить парковку в Софии можно двумя способами — можно купить в любом ларьке похожий на лотерейный билет талон, в котором нужно закрашивать время и дату как на карточках по оплате мобильного в начале двухтысячных, либо отправить смс с болгарского номера, которого у нас не было, потому что мы приехали только за вечер до этого.

Мы записываем интервью с молодым парнем, который занимается своим небольшим журналистским проектом. Он говорит, что два его дедушки представляли противоположные лагеря: один был убежденным коммунистом, любил и продолжает любить Россию всей душой, другой — возможно, был двойным агентом и умер при странных обстоятельствах. Показывает нам модные болгарские журналы с переводными статьями Маши Гессен про Путина. Парень ругает чиновников, олигархов и местных политиков в том, что они мешают людям и его стране развиваться. Спрашиваю, стал бы он уезжать из страны, он отвечает —»У меня нет ни одного знакомого, который не задумывался бы об этом. Я тоже думал об этом, но у меня здесь девушка и мы планировали создавать семью в Болгарии. Но в последнее время мы подумываем о том, чтобы все-таки уехать из Болгарии».
DSC_1774
«Куда же мы все просрали?» — вопрошает простой рабочий в музее социалистического искусства. Нет ответа.       DSC_1805

Through the mountains

День шестнадцатый. Белград — София.

Во всех городах, что мы проезжали до Белграда, было что-то общее. Даже Будапешт с его многоэтажками и легкой ветхостью, в целом, произвел впечатление интересного европейского города.

Сейчас сложно делать выводы о том, что изменилось за последние 25 лет в тех странах и городах, которые мы проехали, наверное, лучше заняться этим после завершения экспедиции, но по каким-то интуитивным ощущениям кажется, что истоки всех процессов, происходящих в каждой стране, уходят корнями намного дальше советского периода. В большинстве стран следов советского прошлого уже не осталось, а то, что еще сохранилось — руины, лишенные символического смысла, который был в них когда-то.

Белград — первый город в нашем путешествии, который кардинально отличается от всего, что было до этого. Белград и, возможно, страны бывшей Югославии, требуют отдельного большого путешествия. Кажется, что это отдельный мир, который живет по своим правилам.

В Белграде очень тепло — почти +20 градусов. Ярко светит солнце и огромные платаны кругом укрывают машины своими ветками. Мы находим наши жигули под одним из таких роскошных платанов, а вместе с ними и штраф на парковку. Рядом стоит добродушный дядечка. Говорим ему, что сейчас уже уезжаем. Он переспрашивает и махает рукой: «Вы уезжаете уже сегодня? Ну тогда ладно, можете выкинуть этот штраф, раз такое дело»

DSC_1664

Ехать до Софии примерно 400 километров, мы едем довольно быстро и уже через несколько часов доезжаем до границы с Болгарией. Чем ближе мы подъезжаем в Болгарии, тем крупнее и яснее из-за горизонта выступают огромные массивы гор.
Граница с Болгарией находится за одной из таких гор, в Софию мы едем по горной дороге вдоль речки, проезжая по ущелью через множество небольших туннелей. Красиво.

DSC_1690

DSC_1699

DSC_1714

Солнце садится где-то за горой. По привычке включаем кантри. Кажется, что едем где-то на Диком Западе. Уже на закате подъезжаем к границе. «Кто шофер?» — спрашивает сербский пограничник — я указываю пальцем на себя. Нам говорили, что болгарскую границу будет тяжело пройти без небольшой взятки, проходим пограничный контроль без границ, таможенник, расставив важно ноги, начинает что-то говорить по-болгарски, я отвечаю ему по-английски, он удивленно отходит от машины, смотрит на номера, понимает, что к чему и говорит, чтобы мы ехали дальше.

DSC_1737

DSC_1735

DSC_1730

Интересно наблюдать разницу между странами именно на границе. На болгарской границе кажется, что мы заехали в какую-то весьма отсталую, аграрную страну. Впервые за всю поездку заезжаем на русскую заправку — в отделе книг я нахожу только книги про «Масонский код на Болгарское возрождение».
Интересно, чем обусловлен такой выбор литературы.
01138c66aa0d5a15ab1aa89c2f7336823a90ef05e9
Коля в этот день тоже выехал из Тесалоников, чтобы встретиться с нами уже в Софии. Нам приходит смска, что его остановили на границе и ему пришлось рассказывать пограничникам про новые законы, согласно которым он имеет право въехать в страну. Пограничники соглашаются, и Коля тоже успешно проезжает в Болгарию.

Заезжаем в Софию уже в темноте. На окраинах проглядывают типовые, советские многоэтажки, вдоль дороги аляповатые автомойки, шиномонтажки, магазинчики и весь тот набор странных мест, которые встречаются на въезде в любой русский город. Кажется, что мы въезжаем в Москву, надписи на кириллице усиливают впечатление.

Останавливаемся в центре города, чтобы найти вай-фай и связаться с парнем по имени Макс, у которого мы должны остановиться сегодня. Выходим из машины и пытаемся понять, что это вообще за город такой, София. Понять очень трудно. Заходим в центральный торговый центр, который выглядит как провинциальный рынок с крышей.

DSC_1739

Макс ждет нас на концерте, едем к нему. Наконец, уже поздно ночью, едем вшестером на Жигулях домой. Макс приехал учиться из Лейпцига по программе Эразмус. «До сих пор не могу понять, как вообще так произошло, что я выбрал Софию» — говорит Макс по дороге.

Серьезней будь

День пятнадцатый. Будапешт — Белград.

Друзья, пришла пора признаться. Никто вам этого не расскажет.
Я ужасный водитель. Я подрезаю всех, выезжаю не туда, куда нужно на всех перекрестках, пугаю людей своим вождением. Одна женщина в Варшаве однажды сделала такое лицо, увидев меня на дороге, что ребята не могут этого забыть.
Самый большой риск в нашей экспедиции — это ехать со мной в одной машине.

DSC_1545
Первые несколько дней ребята пытались что-то с этим сделать, потом смирились. Так и едем уже пятнадцать дней.
В Белград мы поехали без нашего оператора Коли, но с нашим техническим директором и фотографом Федей (поэтому, наконец, в посте будут отличные фотографии).
Посольство Польшы выдало Коле визу на однократный въезд, поэтому он смог заехать с нами в шенгенские страны, но не может из них выехать, иначе он не сможет поехать с нами дальше, поэтому Коля полетел прямым рейсом из Будапешта в Тесалоники, чтобы потом присоединиться к нам в Софии, пока мы, подобрав днем ранее Федю, вернувшегося к нам из Праги, отправились вчетвером в Белград.
Собирались к отправлению мы целый вечер, поэтому выехали достаточно поздно — около 10 часов вечера. По дороге заезжаем в социалистический рай на Дунае — город, раньше называвшийся Сталинворош. Уже достаточно темно и практически ничего не видно, но даже в темноте масштаб местных промышленных территорий впечатляет — из-за деревьев и заборов проглядывают огромные остовы заводских зданий, дымящих труб и железнодорожных путей. В центре здание бывшего культурного центра, переделанный в кинотеатр, где в эту субботнюю ночь проходит какой-то неясный метал-концерт. Вокруг много людей в потрепанных черных кожанках.
Едем ночью. Примерно через полчаса мне начинает жутко хотеться спать. Мы пытаемся взбодриться на самой ближайшей заправке, но помогает слабо. Через час я начинаю клевать носом, пока за 40 километров до Белграда меня не начинает легко похлопывать по плечу Сережа со словами — «Все хорошо, едем», в этот момент мы чуть не въезжаем в соседнюю фуру.
Наконец, в 5:30 утра мы въезжаем в Белград.
«Какой освещенный город, сколько света» — говорит Сережа.
По сложной цепочке сонных ассоциаций я отвечаю: «Это все чиновники».
В Белграде мы так и не нашли, где нам остановиться, поэтому я забронировал на букинге самый дешевый хостел из всех возможных — получается что-то около 5 евро с человека — и это все же лучше, чем спать в Жигулях.
Смертельно уставшие и невыспавшиеся мы, наконец, заходим в наш хостел. Внутри — полная темнота, нас встречают два серба — один постарше (хозяин хостела) и его верный помощник с вечно стоящим чубом на лбу. Оба не говорят по-английски. Спрашивают, был ли у нас какой-то резерв. Я говорю, что да. Они говорят, что у нас чек-аут в 14, так что они не могут нас заселить. Я предлагаю сдвинуть наш чек-аут до 20:00 и все-таки пустить нас. Договорились.
Примерно через 20 секунд мы все уже спим.
Просыпаемся уже днем. Сегодня у нас телемост с Циферблатом, поэтому у нас остается не так много времени на то, чтобы посмотреть окрестности.
Пытаюсь найти, где нам спать сегодня — в этот момент подходит хозяин и спрашивает, где мы хотим остановиться дальше. Рассказываю ему, что нашел хостел за 5 евро на всех (на самом деле я все, конечно, перепутал) и что мы можем остаться, но готовы заплатить не больше 10 евро за четверых человек. Он говорит, что это невозможно, но соглашается.
Федя чувствует себя все еще неважно, поэтому мы стараемся долго не гулять по городу, тем более, что в этот день у нас не запланировано никаких съемок, потому что Коля в это время находится где-то в Греции.
Это мой второй приезд в Белград. В первый раз я был здесь пять лет назад и Белград показался мне очень европейским городом с налетом провинциальности московских спальных районов. После этой экспедиции я не мог поверить своим глазам — потому что я не видел ничего из того, что мне казалось пять лет назад.
Белград словно уменьшился в размерах, и словно весь его шарм, который подействовал на меня, когда я был здесь впервые, куда-то исчез. После Будапешта Белград кажется очень серым, хаотичным и заброшенным, но в то же время очень приветливым и родным.

DSC_1569
Мы идем гулять на набережную, на набережной стоят трейлеры для актеров — я захожу во внутренний двор и знакомлюсь с местным водителем.

DSC_1582
«Хотите съездить на съемки, тут в центре американский фильм снимают!» — спрашивает он, до телемоста с Циферблатом остается примерно час, — я отвечаю: «Естественно!».
Мы запрыгиваем к нему в фургон и едем в центр города. По дороге он перечисляет всех режиссеров и актеров, которых он куда-либо возил — Кустурица, Рейф Файнс, Кевин Костнер. Список занимает почти всю дорогу до съемок.
Снимают фильм «An ordinary man», мы тусим на площадке какое-то время, пока нам не запрещают снимать, и едем обратно на набережную.

DSC_1593
Идем в заброшенное на вид здание, где, если подняться по лестнице и зайти в одну из дверей, можно обнаружить уютное и очень европейское кафе. Белград скрывается в таких уголках.

DSC_1639

DSC_1615

Мостимся с ребятами. Идем гулять по городу.

DSC_1581

DSC_1598
Болтаем обо всем на свете, поднимаемся к крепости, обсуждаем историю сербского и русского флагов и другие важные философские проблемы. Саша смеется, хочет прыгать в листьях, залезать в разрушенные дома и уходить в темноту, Сережа рассуждает просто: «Будь серьезней».

DSC_1650

По дороге разговариваемся со случайными прохожими. Дедушка рассказывает, что Белград — полная дыра и что в России, откуда он приехал сюда и где он прожил больше 20 лет, намного лучше, две девушки на перекрестке рассказывают, что поскольку мы из России, мы здесь в полной безопасности и можем вообще ни о чем не переживать. Мы, разглядывая через зияющие пустоты окон звездное небо, не переживаем и идем обратно к хостелу.

DSC_1648