О забытом.

Перед тем, как отправляться в экспедицию, мы разработали план, что в каждой стране мы будем покупать симку для того, чтобы раздавать в машине интернет. В Белоруссии наш план потерпел крах.
Несколько минут после покупки симки я пытался понять, где находится раздел раздачи интернета в меню телефона, но так ничего и не нашел. В Белоруссии нельзя раздавать интернет с телефона, этот раздел просто исчезает из меню. Поэтому весь день мы находимся в режиме информационной блокады.
Рассказываю последние новости.
Психолог экспедиции Сережа потерял в Минске свою любимую шапку. Эта шапка имела для Сережи особое значение — он терял ее много раз, ронял ее в люберецкие топи, чтобы потом искать ее с фонариком, забывал у таксистов, но судьба всегда сводила их вместе. Расставание с ней в довольно резкой форме в Минске стало для него настоящей трагедией. Поэтому мы заново проехали все минские заведения, которые успели посетить, чтобы воссоединить Сережу с его шапкой, но все было тщетно.
Минск — очень приятный город с исключительной советской топонимикой, утро в Минске начинается так: выходишь с улицы Лили Карастаевой, чтобы прогуляться по парку Дружбы народов, сворачиваешь на улицу Гая, по ней до улицы Веры Хоружей, потом по Куйбышева — и в скверик Марата Казея.
В Минске мы записываем два интервью — одна из встреч — с научным сотрудником музея первого собрания РСДРП. Выясняем, что идеологии в Белоруссии больше нет, так же, как ни одного изображения Ленина в музее. «Я говорю им (старшему поколению — зам. редактора)» — рассказывает научный сотрудник — «Вы придите, посмотрите, если найдете хоть одного Ленина, я вам… Ну, я лучше не буду вам говорить, что я им сказал». Едем дальше. 0101d9012ea41a9b2cc5f0fc3abcfaa756ff0aefd9
Чаще всего отвечать удается только на остановках, поэтому моя переписка обычно начинается со слов: «Пишу тебе с заправки в Брестской области»
Успешно доехали до Бреста.019db1199e46cce443aa4af108b4addc16f9793e4b
Приехали к каучсерферу Леше, которому я все время писал:
«Леша! Едем!»
Леша встретил нас словами: «На самом деле меня зовут Олег, не Леша. Aleh — по-белорусски Олег»
Олег писал, что совершенно нет времени нас принять, но если нет других вариантов — приезжайте. В итоге проговорили до трех, провожал Олег нас словами: «Ребята, вы сделали мой день. Теперь я захотел приехать в Москву»
Всю ночь пытались написать посты. Ничего не вышло.
Маленькие радости:
Шоколад Spartak за 100 км до Бреста.

01247e7f0d730b75f10538f1bca0cd8ac2fd1b63e4
Туннельная автомойка — такие штуки помню только из детства, настоящий снежный фонтан, буря и натиск 01de7e2db60616c8f10adaeaad13137ee88bc4edd1

Брестская туннельная автомойка — здесь я встречу 2016 Новый год.
Все два дня Сережа зачитывал с телефона письма читательниц, которые предупреждали нас о том, что идея с Украиной — очень плохая. Сегодня попробуем проверить это опытным путем.
Скоро откроем в Жигулях радиорубку и будем вещать онлайн, 24/7.

1000

Мы в Бресте. Посмотреть подробно не успеваем, завтра в планах — добраться до границы с Украиной и далее — до Львова.
Со временем — настоящая катастрофа! Появления вайфая знаменуют собой шквал неотвеченных сообщений и нервозные попытки на них отреагировать и что-нибудь опубликовать.

Границу с Белоруссией я благополучно проспал. До Минска добрались под вечер и пару часов провели в марафоне по местным кафе и барам в поисках сами понимаете чего. Дело в том, что здесь при подключении к беспроводным сетям проходит идентификация по мобильному номеру и на российские номера он работать отказывается. В результате командный пункт был развёрнут в баре Клевер, где нам любезно дали пароль от служебного роутера без этих заморочек.

Тут начинается ода белорусскому гостеприимству. На ночлег мы с Сашей остались у девушки Юли. За саму эту взможность мы уже были безмерно благодарны, а нас ещё и чаем с конфетами напоили, и кашей на завтрак накормили. Чего ещё можно желать? Собственно и сюда вчера не написал, потому что проговрили мы втроём до глубокой ночи.

По итогам первого дня мы внесли некоторые коррективы в график, и, встретившись, отправились осваивать город Минск.

Были оценены: старинные деревянные дома, велодорожки, жёлтые кленовые листья и музей РСДРП. В музее записали первое интервью, напрямую касающееся пректа. Анрей — профессиональный историк, научный сотрудник музея РСДРП — поделился своими соображения, ответил на вопросы, а главное сделал…

Шуфлятка, ребята, запомните это слово!

Так вот, Андрей, по-настоящему нас выручил: говорил подробно, развёрнуто и интересно.

Пишу этот пост четыре часа, честное слово. Мы сейчас остановились у Олега в Бресте. Отключиться от общей беседы и что-то сочинять невозможно, постоянно приходится прерываться.

Потом долго решали ГУМ или ЦУМ. И перед отъездом был ГУМ, похоже, сохранивший свою организацию прилавков со времён советов. По крайней мере Митя так утверждает. Сеанс вайфая в кафе «Утопия» с правильным вкусным кофе, и прямая дорога до Бреста.

В Минске нас подстеригали первые потери. Там мы оставили наши сердца, Сашину пастель и мою шапку. Прямо сейчас Игнат автостопом летит к нам с Сашиной пастелью, и одну потерю мы восполним.

И самое главное и торжественное событие прошедшего дня — мы отметили тысячу километров! С начала нашего путешествия мы проехали первую тысячу! Такой местный праздик, уместившийся в одни жигули.

Сейчас у нас ситуация следующая: завтра мы пытаемся посетить Украину. Мнение встретившихся нам здесь ребят сводится к тому, что нам скорее всего откажут во въезде. Всё, у нас на сон — три часа, завтра поворотный момент.