Долгая дорога домой.

Утренний киевский туман в лучах холодного ноябрьского солнца. В начале восьмого утра мы с Костей спускаемся по злосчастной горке, проверявшей вчера нашу выносливость. Киев тих, прохладен и практически пуст.

DSC_2790

DSC_2791

Сегодня двадцать четвёртый день экспедиции. Наши Жигули ночевали на Андреевском спуске. Здесь последние приготовления перед дорогой. Так уж вышло, к концу автопробега переезды у нас — один другого длиннее, и финальный оказался самым продолжительным — сегодня мы должны преодолеть 850 километров. Навигатор пророчит около 10 часов пути, по опыту знаем, что к этой величине можно смело прибавлять ещё пару.

DSC_2793

DSC_2795

Вещи собраны, техническая исправность автомобиля проверена. Прощаемся с Костей, и ровно в восемь часов двадцать три минуты по местному времени опустившаяся педаль газа под давлением Митиной ноги трогает Жигули с места.

DSC_2792

Почти сразу сворачиваем к Днепру. Густой туман скрывает всё в паре десятков метров. К сожалению, большая часть Киева этим утром была для нас невидимой.

В планах — делать небольшие остановки каждый час, это должно помочь в борьбе со скоро наступающими в дороге дремотой и усталостью. В Брянске — обед и небольшой отдых. Чтобы лучше понимать общий фон сегодняшнего дня, стоит кое-что прояснить. Длительные переезды, недостаточный сон и резкое понижение температуры сделали своё дело — иммунитет дал трещину. Ресурсы организмы окончательно истощились, и только мысль о скором возвращении придавала сил. Озноб, кашель, общая слабость — все понимали: задержись мы в городе ещё на день и продолжить путешествие просто бы не смогли.

В половине десятого мы выехали за пределы Киевской области, а спустя час нас останавливают для проверки документов на передвижном посту ГАИ. Инспектор хочет увидеть диагностическую карту на машину. Минут за десять Мите удаётся убедить его в том, что этот документ устарел и сейчас не используется. Рады этой новости, как и очередной, седьмой по счёту, тысяче километров. Но всё внимание приковано к Москве, слишком долгий путь впереди, слишком мало сил.

Около часа оказываемся на украинском пограничном пункте. Очередь движется медленно. Минут через сорок заканчиваем с последними формальностями, пересекаем нейтральную территорию, и уже российский пограничник просит предъявить паспорта. На обоих стоп-линиях останавливаемся дальше чем положено, сказывается физическое утомление. В целом тратим те же сорок минут, но большей частью они идут на досмотр. По чательности и суровости, он сродни приднестровскому. Нас по одному вызывают на паспортный контроль, остальных выгоняют за очередную белую линию. Выезд тоже путаем и долго пытаемся проехать через нерабочий шлагбаум.

Делаем короткую остановку на ближайшей заправочной станции, расположенной в ста метрах от пропускного пункта. К этому времени мы вполне убедились, что делать запланированные на каждый час перерывы нет ни возможности, ни времени. Долго не можем понять, почему на часах уже половина четвёртого, пока не вспоминаем про часовые пояса. Время летит неуловимо. Садится солнце, а мы ещё на границе.

Брянск отменяется. Будем пытаться выровнять график, и если получится, остановимся в Калуге.

Как покинули международный руоминг, включили мобильный интернет. Трекинг теперь обновляется в реальном времени. За окном — поля и редкие смешанные леса. Очень красивый закат, несмотря на серое тревожное небо.

Половина седьмого. Совсем стемнело, на трассе ни одного фонаря. До Москвы — 270 километров. Посещение Калуги придётся отложить до следующего раза. Из-за низкой температуры и высокой скорости Жигули ощутимо промерзают, от дверей и пола веет холодом. Простуда даёт о себе знать. Пытаясь справиться и отсрочить неизбежную болезнь, при каждой возможности пьём горячий чай. Все мысли устремлены в одном направлении.

В десять часов долгожданная надпись «Москва» оживляет наше измотанное дорогой, слабеющее сознание. Оставшийся участок дистанции уже не занимал наши мысли. Мы были дома. Можно не отсчитывать время и не сверять маршрут с навигатором, не проверять давление воздуха в колёсах и не следить за уровнем масла в двигателе. Можно расслабиться и впервые за день подумать о чём-либо не связанном с дорогой. Это пока не укладывается в голове, но мы действительно дома. Спустя двадцать четыре дня, тринадцать стран и почти восемь тысяч километров.

Поздний московский вечер семнадцатого ноября две тысячи пятнадцатого года. Свернув с улицы Серафимовича на Берсеневскую набережную ровно в двадцать два часа тридцать минут у входа в Московский государственный театр эстрады остановились ярко красные жигули модели «ВАЗ-2103«. У них не работали сигналы поворота и задний правый габаритный фонарь, было спущено передние левое колесо, а на капоте нарисовано огромное сердце с тремя буквами в центре «ОВД».

DSC_2797

Ода Владу и Маше

День третий. Брест — граница Украины — Брест. Ода Маше и Владу.
Нас не пустили на Украину. Мы вернулись в Брест, вернулись не одни.
8 часов мы простояли в безвременье и неизвестности, дожидаясь ребят, которые весь день с самого утра ехали к нам из Львова стопом.
Мы читали друг другу в темноте, подсвечивая фонариком книгу, пытались вычислить, где же сейчас ребята и что с ними случилось. Считали проезжающие мимо машины, понимая, что шансов поймать сейчас что-то практически нет.
Смотрели на звезды.
Спали.
В 23-00 прямо на границе с Украиной мы встретились. Ребята привезли нам приглашение, но это не помогло, потому что у ребят была харьковская прописка.
Влад и Маша — вы супер.
Сегодня они уезжают обратно в 7-45, потому что во Львове их ждет кот.
Это любовь.012f11243a44da760033b60014e6b437cb382cd273

Москва-Минск

День первый. Москва-Минск.
За окнами целый день — поразительные пейзажи, хочется останавливаться каждые 15 минут и без конца фотографировать, но из-за ограничений во времени приходится ехать дальше и откладывать все картинки куда-то на дальние полки памяти.IMG_8611 (1)
«Поздняя осень» — профессионально говорит Коля.
А когда мы проезжаем красные деревья, Саша рассказывает, что в детстве спросила у папы, почему деревья такие красные, и папа ответил: «Потому что им стыдно, что они стоят возле туалета»
На заправке встречаем дальнобойщика, который три дня не может уехать, потому что у него кончилось все топливо, а ему не перечисляют деньги. Просит запустить на допотопном плеере какой-то русский фильм. Ничего не выходит, а мы вынужденно прощаемся, потому что нужно ехать дальше.

IMG_8610

Jk-kymN_UyE

Едем.
У меня неизвестно откуда флешка, на которой около 150ти одинаковых кантри-песен (кстати, если хозяин этой флешки читает этот пост — напиши мне, пожалуйста).
Наконец, под очередную кантри-песню подъезжаем к Минску. За окном — полная темнота, изредка в разных местах мелькают советские монументы.
Жигули держится, мы тоже.
Завтра — про Минск, сегодня будем спать.

Смоленск

IMG-20151025-WA0000

Четыре часа дня на часах. Мы выехали из Смоленска и следующей остановкой должна быть граница с Белоруссией. Смоленск — крупный город на Днепре с почти тысячной историей играл сегодня для нас роль хорошей столовой. Ознакомиться с городом детальнее не было времени. Смоленские пироги должны обрести заслуженную порцию славы, они отличные. А кафе-столовая «Самовар» — (текст копирайтера). Мне понравилось.

Спали сегодня все мало, постов пока не было, поэтому коротко о том, что да как. Весь день решали текущие вопросы. Вроде: как оставаться с интернетом за границей РФ или заряжать по пять приборов в салоне. Сейчас Коле пробует найти нам проводника по Минску.