Небольшой фотобонус: осенняя Варшава

Дело в том, что я оказался в Варшаве почти на день раньше всей экспедиции, и успел повидать кое-что, что не видели остальные участники (как это было потом и с Кишинёвом). Патриция, у которой я остановился (а потом и вся компания), позвала меня на небольшую прогулку по соседнему парку, из-за которого, по её словам, она и переехала из Канады в Польшу. В общем, Варшава красивый город. И я не могу забыть польские яблоки. Если кто-то будет в Польше, привезите мне яблок, пожалуйста))

Rzeczpospolita

День пятый. Варшава.
Ночью, наконец-то, наша команда собирается в полном составе на квартире на окраине Варшавы.
Прямо с порога мы замечаем рюкзак присоединившегося к нам в Варшаве пятого члена команды Феди. На три минуты повисает абсолютная тишина. Мы, схватившись за голову, садимся на кухне — рюкзак Феди оказывается размером примерно с багажник Жигулей.

IMG_8742 (1)
«А у меня еще один рюкзак есть!» — через несколько минут говорит Федя.
Я засыпаю примерно через 15 секунд после попадания на мягкую поверхность, разбудить меня может только бодрый голос Сережи — «Мить, там твою машину эвакуируют! Не хочешь вставать? Ну, как хочешь — пусть эвакуируют»
Утром впервые за несколько дней завтракаем и после продолжительных обсуждений и согласований едем на почту отправлять огромный Федин рюкзак обратно в Москву.
Почта — вполне классическое советское учреждение с непонятными журналами и открытками за стеклами, скучающими охранниками на ресепшне и запутанной навигацией. Никто, естественно, не говорит ни на одном языке, кроме польского. Выбираю мужчину в приличном костюме. Подхожу и уточняю, говорит ли он по-английски, мужчина соглашается мне помочь и показывает мне на окошко, где можно отправить большие посылки в Россию — приносим туда Федин рюкзак — на нас смотрят со вздохом и соглашаются отправить его в Россию.
Довольные и облегченные идем гулять по вечерней Варшаве.

DSC_0829
Наконец-то входим в какое-то рабочее русло и знакомимся с людьми на улице.
Управляющий книжного магазина лет 45-ти рассказывает, что самая главная проблема для будущего Польши — это мигранты. «А они у вас сейчас есть?» — спрашиваю я — «Пока нет, но в ближайшие годы точно будут!»

DSC_0846
Знакомимся с молодым бородатым парням на велике. Парень рассказывает, что хочет жить только в Польше и что его самая главная мечта — поехать путешествовать в Исландию. Учится в Политехе и совершенно не знает, чем будет заниматься после окончания учебы.

DSC_0861

Идем к университету Варшавы. По дороге случайно встречаем центр помощи украинцам, в котором каждый день проходят концерты Шопена.

DSC_0864

Остаемся на концерт. На первом этаже выставка, посвященная евромайдану. На втором проходит конференция, посвященная бизнес-сотрудничеству между Польшей и Украиной. Там же импровизированный музей, посвященный евромайдану — за стеклом разукрашенные разнообразными принтами каски защитников Майдана, коктейли Молотова и мешки для баррикад.

DSC_0871

Записываем большое интервью с волонтером этого центра, девочкой Людой, которая учится в варшавском университете на факультете журналистики. Люда рассказывает, что хотела бы попробовать сделать что-то на Украине, но как только она приезжает обратно домой — она чувствует, что оказывается в засасывающем болоте. Поэтому помогать родной стране ей удается только в Польше — «Здесь ты видишь со стороны, что черное, а что белое»

DSC_0878

Времени посмотреть что-то еще почти не остается, мы спускаемся в метро, гуляем по улицам, записываем еще несколько интервью, смотрим на город. В букинистическом магазине рассматриваем открытки Варшавы периода российской империи. На открытках Варшава выглядит как обычный российский уездный город — двух-трехэтажные здания, трамвайчики, вывески на русском языке — кажется, это мог бы быть Нижний Новгород.

DSC_0944

DSC_0937

Слева направо — психолог экспедиции Сергей Голованов, я, оператор экспедициии Коля Смирнов и иллюстратор Саша Кириенкова


Варшава оставляет очень приятное впечатление, сюда нужно будет обязательно вернуться, но нам пора ехать дальше.

DSC_0934

В полночь мы выезжаем из города и едем в Берлин.

P.S. Взгляд психолога экспедиции Сергея Голованова, когда я прошу его в очередной раз написать пост

DSC_0948

2000

6:24 Прямое включение с трассы Варшава-Берлин. Несколько часов назад наши красные Жигули покинули столицу Польского государства и мчатся прямой дорогой к Берлину. Ночь прошла в разговорах о социальном устройстве государств, роли человека и его возможностях. Мы миновали вторую тысячу километров. Пару часов назад делали остановку на стоянке дальнобойщиков с мини-парком и автоматом для продажи воды и сладостей. Неожиданно было обнаружить на далёком, неприметном участке автобана парк.

Сегодняшний день на редкость продуктивный: записали 5 интервью, познакомились с религией бахаи и сходили на концерт Шопена.

DSC_1760           DSC_1764

В первой половине волевым решением были отобраны вещи для отправки домой. Пять человек — это непростое для Жигулей состояние, и реорганизация была необходима. Совещания и переговоры о самом необходимом обернулись 16-килограммовой посылкой. Сброшенный с сердца тяжкий груз решено было отметить обедом. В похожем на столовую кафе, где выбрать можно только гарнир, первым человеческим блюдом за последние три дня стал украинский борщ.

DSC_1774          DSC_1782

Интервью находят нас сами, буквально на каждом шагу и в самых неожиданных местах. Не проходим и ста метров, где бы ни было — украинский культурный центр или букинистический магазин — рядовой разговор оборачивается полноценным материалом. Заходим слушать концерт Шопена по случайно увиденному объявлению, итог тот же. Совсем скоро батареи были посажены, а карты памяти забиты.

DSC_1787           DSC_1788

Посмотрев город, возвращаемся к месту нашего ночлега. Здесь опорная точка — тыквенный суп, и в путь — ночная дорога на Берлин.

Хей-хо!

Ну теперь, когда соединение наконец произошло и я напишу чуток. Мои приключения, конечно, и сравнивать глупо, но всё же.

Мой путь начался в 4:40 утра в Марселе, когда я вышел чтобы сесть на первый поезд метро, доехать до вокзала, через пару часов оказаться в Лионе, на трамвае доехать до аэропорта и вылететь в Амстердам, где сесть на поезд в Гронинген, встретиться с Дашей, а не следующий день перелететь в Гданьск, откуда доехать до Варшавы и присоединиться к экспедиции.

На стойке регистрации ждало первое приключение. Билет был до Москвы и месье сказал, что багаж мне в Амстердаме не отдадут. Я твердил о 7-часовой пересадке, о том, что везу подарок другу и приводил разные другие аргументы, наконец после трагического безнадёжного «it is very important for me» он куда-то позвонил, посовещался и сказал, что они могут это сделать только отменив регистрацию второй части билета, после чего испытующе посмотрел на меня. Я не купился и живо поинтересовался второй частью. «Надо будет повторно пройти регистрацию». В общем, в конце концов он выдал мне новый посадочный, недовольно буркнов, что это не было предусмотрено моим билетом. После такой уступки я, конечно, с некоторым огорчением сделал именно то, чего они так опасались — остался в Амстердаме.

Даша купила мне дешёвый «коллективный» билет в Гронинген, но по рассеянности я не посмотрел, что он прямо из аэропорта и решил поехать в центр города. По дороге смотрел на прекрасные голландские поля, ветряки, стада коров и т.д. но в какой-то момент понял, что совершил ошибку и дальше попал к Даше только после нескольких часов пересадок и волнений.

На следующий день вес моего рюкзака несколько увеличился благодаря посещению барахольного магазина (хей, я везу кой-чего для Циферблата!) и большой голове голландского сыра, которую Даша купила нашей команде. Когда я положил рюкзак на регистрации на весы, они показали на килограмм с лишним больше положенного, но девушка невозмутимо надписала на бумажке 23кг (это и был лимит) и отпустила с миром. Так что тут даже не приключение.

В Гданьске чувак с блаблакара пообещал заехать за мной прямо в аэропорт. Пока он ехал я пользуясь мерцающим автовокзальным интернетом пытался понять, где жигули и нечего обнадёживающего не выяснил. Позже я попытался что-то выяснить и в дороге, но через полторы минуты интернет пропал, почему, и куда делись 5000 моего кредита на телефонном счету я понял только позже: ни Голлиндия, ни Польша не входят в зону действия мегафоновского «Отпуск онлайн».

В Варшаве водитель Пётр привез меня на местный жд/авто вокзал и я очень благодарен ему за это: хотя поначалу мне показалось, что там сплошной ремонт, подозрительные личности и всё закрыто, позже я обнаружил, что всё что надо работает, а именно вайфай и тёплое кафе с кофе и розеткой у столика. Там я приготовился провести ночь.

Тут на связь вышли ребята из Бреста и сказали что всё пошло не совсем так, как ожидалось, и что я вообще делаю уже в Варшаве так рано? Я посмотрел отчёт и понял что есть шанс просидеть на этом вокзале 8 дней.

Митя, видимо сквозь сон, смог найти мне отличнейший ночлег, милейших людей на свете, до которых я со второго захода добрался на автобусе с вокзала и у которых мы теперь почти все (простите, простите). Ну в общем, вкратце так. Я тоже немного сквозь сон, хотя пока и не так, как остальные члены команды)

Целую

Сайлент Брэст.

День четвертый. Брест — Варшава.
Утром Брест как всегда погружен в тотальную мглу, уже в метре все предметы теряют очертания.
Кажется, что мы застряли в Бресте навсегда и из него невозможно выбраться.

01f82aba4e04bcbf367d8f437b3541c3a30bcf1a49
Встречаемся с Игнатом в кафе в центре. Игнат специально приехал в Брест, чтобы привезти Саше забытую в Минске пастель. Игнат еще не знает, что Брест не отпускает попавших в него людей так просто.
Все утро он пытается выгрузить вконтакт 4 фотки сайлент бреста и каждый раз все зависает на 4 фотке.
Мы выяснили, что можно договориться с белорусскими таможенниками на границе — если сказать им, что нас не пустили на Украину, нас должны пропустить.

0177ff544fba497b5aa597aef45eb122c37e27b6d6

Один из таможенников с большим интересом рассматривает автомобиль, разговариваемся с ним — «У нас такую машину можно только у цыган найти» — говорит таможенник.
Нас пропускают.
В Duty free пшикаемся одеколонами.
Для того, чтобы пройти польскую таможню, положили нашего чешского крота в багажник. Девушки с польской таможни просят открыть багажник, увидев крота — смеются. Потом серьезно спрашивают — «Где виза и документы на крота?». В багажник даже не смотрят.
Доезжаем до окошка паспортного контроля. Польский таможенник что-то долго спрашивает у меня по-польски, прошу сказать тоже самое по-английски, он указывает на машину и спрашивает: «она у вас не капут?» — «не капут».
Наконец, в лучших традициях советских фильмов про разведчиков, в полной мгле мы покидаем Беларусь и въезжаем в Польшу.

014e9999ecd3096824ffd98c7465cfb49a114265f8
Все безумно рады.
Уже под вечер заезжаем в Варшаву. Варшава поражает масштабом, бурлением жизни — после Бреста кажется, что мы оказались в огромном водовороте, который уносит нас куда-то в безвестность. А еще Варшава ночью очень похожа на Москву. Иногда вдруг, кажется, что мы попали куда-то на Мясницкую и сейчас за поворотом будет Покровка.
Варшава — восточноевропейский исполин из бетона.

018eb3638e8c3433a987a27c5a6a490d337264db0e